Статья для журнала «А+С» 2006 г.

Архитектура в историческом контексте:

Контекст и современность.

«Исторический» стиль.

Драма или водевиль?

Не так давно, одна фирма – поставщик строительных и отделочных материалов, проводила презентацию, и конкурс на котором мне присудили одну из наград: «за лучшее историческое здание». Режет слух, неправда ли? С поправками на всеобщее невежество наших строительно-бизнесовых структур, все же можно отгадать, что имелось в виду здание в исторической среде. Ну, а в этом поле легко заблудиться и матерым профессионалам, как практикам, так и теоретикам.

Городская застройка, которая исторически так сложилась, образует неоднородный и многозначный контекст, что и составляет наряду с ландшафтом и сетью улиц ткань города, его архитектурную неповторимость. Причем, горожанам не так важны сами архитектурные формы, детали, композиционные решения, как качество среды, функциональный, визуальный и исторический комфорт. Есть еще понятие – память места, когда из поколения в поколение переходили какие-то узелки городской жизни, кав’ярни, магазинчики, скверики с бомжами и т.п.

Что касается Киева, то это особый случай, здесь все – история и близкая и далекая.

Работать архитектору в этой среде почетно и опасно. Почему некоторые современные постройки вызывают протест, а иные (очень редко) принимаются горожанами как «свои», в то же время, вызывая иронию у профессионалов?

Вялотекущий строительный бум последнего десятилетия привел реинкарнации «архитектуры подрядчиков», архитекторам настала пора разобраться с профессиональным рабочим аппаратом – «дизелек перебрать», как говаривал Вл. Шемотюк.

Инвестиционный процесс (оговоримся сразу, что речь идет о коммерческой жилой застройке, объем которой доминирует) у нас это – драма и водевиль одновременно.

Кто здесь “дійові особи та виконавці”?

Заказчики – инвесторы : лица, владеющие деньгами, землей и властью, хотят получить максимум выгоды от постройки, повысить конъюнктуру продаж квадратных метров, в угоду покупателям готовы сделать красиво, но сэкономить на всех участниках процесса.

Подрядчики: часто находятся в «интимных» отношениях с первыми, владеют наиболее доступными технологиями и с помощью любых рабочих рук сделают быстро, дешево, но за очень большие деньги. Строят быстрее, чем мы проектируем. Очень консервативны в конструкциях, стоечно-балочная система – единственный идеал.

Потребители: натовп – не бедные, но «жалкие, ничтожные люди», пленники стереотипов. При очень высокой стоимости квадратных метров их запросы : «Хочу, чтобы было как у людей, сделайте мне «красиво», много арок, балконов (все застеклим), побольше комнат (все равно все перепланируем, интерьерщики-дизайнера помогут) и т.п.»

Лица, принимающие решения (ЛПР) – профессионалы в Совете и экспертизе : пленники контекста, добро бы, он заканчивался высотностью и планом, так нет, фасад будем помогать рисовать. Опять – арки, купола с люкарнами, карнизы и др., ведь здание в исторической застройке. Вот и понятие появилось, с нелегкой руки «Архитектурного союза» – «киевский стиль»(?).

Архитектор, автор «исторического здания» в ХХІ веке: тоже, в общем, не герой-любовник, скорее – жертва прессинга всех выше перечисленных действующих лиц, хоть и находится в центре процесса, как бы возглавляя его.

Таким образом, спектакль под названием «Исторический стиль» – больная тема для практикующих архитекторов, проектирующих в контексте исторически сложившейся застройки. При этом, контекст взаимодействия участников этого спектакля – клубок противоречивых векторов, часто приводит архитекторов к разочарованию. Заказчики всегда настаивают на полезной максимальной площади, для получения аналогичной выгоды, не особенно заботясь о внешнем виде здания. Согласующие инстанции (ЛПР), понимая правила игры, начинают торговлю с целью получения той же выгоды под прикрытием заботы о гармонизации исторической среды. При этом авторы проектов вынуждены проявлять чудеса дипломатии для поиска компромисса, с целью скорейшего согласования проектов, выполнения договорных обязательств, соблюдения сроков и т.п.

Может, кому-то это покажется конформизмом, но в процессе отстаивания авторского кредо важно не забывать об ответственности (в том числе финансовой и правовой) руководителя авторского коллектива за объект и за сотрудников.

И вот, наше детище – проект нового здания в начале ХХІ века поступает на согласование, даже получает поддержку на градостроительном совете, в экспертизе, обкатывается на различных научно-методических советах в охране памятников, подписывается паспорт фасадов, и к концу марафона мы не совсем его узнаем. Планировочно и в объеме он остался современным, подземные паркинги, лифты, просторные помещения, монолитный каркас. Но на фасаде возникли масса пилястр, карнизов, эркеров с балюстрадами, куполов с люкарнами, мансард и шпилей, арок и балконов. Какой же век поставить в подписи?

Мы отгадаем, в каком веке построено здание по современным отделочным материалам, остеклению, свободной планировке, и массе других профессиональных приемов. Что-то удалось отстоять, реализовать и тихо порадуемся за свой домик.

Но радость будет недолгой, потому что новые хозяева квартир захотят все поменять и внутри и на фасаде здания, их количество будет нарастать как снежный ком (в зависимости от количества квартир), но это уже другая песня. Этика потребителей архитектуры (населения) должна регулироваться законодательством, как и экзерсисы дизайнеров интерьеров.

Другой вопрос мы зададим согласующим органам (ЛПР). Доверяют ли они нам, дипломированным и лицензированным архитекторам? Может, оставят нас наедине с нормами и своими условиями к проектированию, а дальше – наше профессиональное законодательство урегулирует все вопросы? Вопрос риторический. А иначе утратится вся важность и неприступность этих инстанций (с соответствующими потерями для них).

Изменится ли что-нибудь в финале этого спектакля? Необходимо, наверное, повысить эстетическую планку для всех действующих лиц, а архитекторам не забывая о контексте, стремиться ввести новые формы в старую застройку. Только на их взаимодействии возникает игра форм, что так причудливо создает ткань времени в архитектуре города.

Завіса

руководитель ТАМ «Арх-Дизайн Бюро»

кандидат архитектуры Приймак В.В.

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Этот сайт использует файлы cookie, чтобы улучшить работу в Интернете. Просматривая этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie.